главная  |  карта сайта   |  банковское дело   |  банковская система РФ   |  безопасность кредитования   |  лекции 
         Общие сведения
         Расчетно-кассовое обсл.
         Кредитование физ. лиц
         Кредитование юр.лиц
         Дополнительные услуги
         Пластиковые карты
         Создание банка
         Коэффициенты
         Формула Дюпона
         ФЗ- 115

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МАКРОЭКОНОМИКА - ОБЩИЙ ОБЗОР

Лекция профессора РЭШ Олега Замулина об экономической науке

 

часть 6

Более того, кейнсианцы согласились с тем, что стабилизационная политика должна быть денежной.

Денежная политика – это то, что центральные банкиры могут делать оперативно.
Если нужно добавить денег в экономику и простимулировать спрос.

Центробанк может сегодня просто собраться принять это решение и сделать.
Ему не нужно для этого год думать. Думать, может, ему нужно год.

Но ему не нужно после того, как принял решение, год подготавливать исполнение этого решения.

Если вы решили госрасходы увеличить на очень много денег или даже небольшое количество, то вам тут придется придумать какие-то проекты

Мост, например, построить. Найти какую-то реку, через которую этот мост построить.
Желательно, чтобы этот мост был действительно нужен, а не просто так его построили.

Нужно проект сделать. Найти инженера, который все это придумает.

Мало того, есть закон "О бюджете", который не позволит вам просто так это сделать. Нужно идти в Парламент, Конгресс, а вообще-то в демократических странах что-то провести через Конгресс довольно сложно. Это у нас через Думу проблем не составляет.

А если там действительно оппозиция сидит, то она еще и не примет пакет стабилизирующих мер.
Как это произошло с первой попыткой провести план Полсона в Америке в конце 2008 года.

В общем, это довольно сложно. Просто по оперативным причинам. Поэтому с денежной политикой более или менее согласились.

Кейнсианцы настолько активно решили добавить всю эту современную теорию в старые кейнсианские мысли, что стали неотличимы от монетаризма.
А монетаристы, соответственно, перестали отличаться от кейнсианства.

Когда я начал изучать макроэкономику в начале 1990-х годов, мне сказали, что есть две разные теории: кейнсианство и монетаризм. Я не до конца понял изначально, в чем разница между ними. У меня ушли 1990-е годы на то, чтобы понять разницу между кейнсианством и монетаризмом. К концу 1990-х я понял, что этой разницы уже лет 30 как не существует.

Проблема в чем? Одна из самых известных фраз Кейнса: “In the long run we are all dead”. "В долгосрочной перспективе мы все мертвы". Поэтому долгосрочную перспективу изучать не надо. Надо изучать то, что сейчас, когда все и сразу. Если сейчас спрос маленький, надо его накачать. Высоким он не бывает. Кейнс не считал, что может быть слишком большой спрос.

Он видел Великую депрессию, у него была 25 процентная безработица перед глазами. Все его внимание было направлено на то, как решить эту проблему.
Что будет дальше? После меня – хоть потоп.

У Фридмана была противоположная проблема. Он не умел смотреть меньше, чем на год вперед. Он смотрел на то, что в долгосрочной перспективе, если вы печатаете слишком много денег, будет инфляция. А если в краткосрочной перспективе позволить происходить каким-то колебаниям денежной массы, то они приведут к колебаниям в экономике.

Но понять природу этих колебаний мы все равно не сможем. Это слишком сложно. Но даже если мы поймем природу, то реагировать на это мы уж точно не сможем.

Фридман в 1968 году говорил: "Действительно краткосрочные колебания денежной массы имеют влияние на экономику. Но глупо считать, что мы можем этим стабилизировать экономику.
Что мы можем реагировать на падения спроса каким-то ответным увеличением спроса путем печатания денег.

Мы напечатаем не столько, сколько нужно. Мы напечатаем не тогда, когда нужно. Мы статистику соберем на несколько месяцев после того как вообще что-то произойдет. А пока эта денежная масса пройдет через экономику и повлияет на спрос, пройдет год.

К тому времени экономика сама уже выйдет из рецессии, и мы простимулируем экономику год спустя, когда экономика сама уже восстановилась.
Поэтому Фридман считал, что краткосрочную перспективу изучать не надо, а надо изучать только долгосрочную.

Когда новые кейнсианцы, они же монетаристы, попытались создать динамические модели, в которых есть и краткосрочная и долгосрочная перспектива, они увидели,
что никакого противоречия между этими утверждениями нет.

Какие общие идеи? Во-первых, все согласились с Фридманом, что в долгосрочной перспективе деньги влияют только на инфляцию.
А выпуск определяется технологическим трендом на увеличение производственных возможностей экономики. Спрос здесь никакой роли не играет.

С этим кейнсианцы согласились. Речь идет только о какой-то краткосрочной перспективе, которая может измеряться в 2-3 года, может быть.
Солидное такое время. За это время рецессия может пройти. Потом все. На этом спрос свое дело сделал.

В краткосрочной перспективе денежная масса в экономике, другие изменения спроса влияют на реальные переменные, вызывают колебания, которые вызваны тем,
что цены не успевают подстраиваться, что цены подстраиваются долго.

Из этого делается вывод (кем-то делается, кем-то нет), что есть роль для стабилизационной политики. Что можно сделать экономику более стабильной реагированием на спрос. Естественный спрос упал, надо немножко добавить денег и спрос увеличить. Если спрос слишком сильно вырос, то отнять денег из экономики, повысить процентную ставку и охладить экономику. Держать экономику ближе к тренду.

В США экономический цикл последние 30 лет, а точнее между примерно 1984-ым и 2008-ым годами, был очень гладкий. Было очень мало колебаний. Были две маленькие рецессии. Одна в 1990-ом году, одна в 2000-ом. Но они были несерьезные. В остальном экономика очень плавно росла. В европейских странах, мы увидим то же самое.

Этот период называется Great Moderation – Великое успокоение. Была Великая депрессия, а тут Великое успокоение.

Многие экономисты как раз объясняют это успокоение тем, что центральные банки научились реагировать оперативно на колебания спроса и их гасить.

Даже Милтон Фридман, который очень не любил правительства, в 2000-е годы, глядя на действия главы ФРС Алана Гринспена в 1990-е годы, сказал:
"Такое впечатление, что Гринспен научился делать то, что я в 1968-ом году считал невозможным.

Он настолько адекватно реагировал своей денежной политикой на колебания спроса, что не раскачал экономику еще больше, как я ожидал. Он ее стабилизировал.
Он сумел вовремя реагировать в правильном количестве".

 

далее - часть 7

назад - часть 1 , 2 , 3 , 4 , 5

 

 

© 2012